Меню

Главная

Новости

Правовое поле

Этическое поле

Переписка

Книжная полка

"Серебряное перо губернии"

Фотогалерея





Погода в Саратове
Яндекс.Погода
Наши друзья

Саратовское региональное отделение "Союза журналистов России"


Наши друзья

Cоюз журналистов России


Наши друзья

Информационный портал для молодых журналистов


Наши друзья

Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель".


Вопросы юнкоров из Лысогорской школы юных журналистов «Журналистик»

Крайнова Ирина Викторовна

Член Союза журналистов России с 1979 года.

Как вы стали журналистом?

Убеждена, им надо родиться. Почему-то я всегда знала, что буду журналистом. Еще с 8 класса. И хотя очень любила историю и писала научные исторические доклады, я выписывала профессиональный журнал Союза журналистов России «Журналист» и прочитывала от корки до корки. Повлияла на мой выбор и известная журналистка Соколовская, которая работала тогда в центральной газете. Мы встретились с ней (я еще училась в школе), и я в отчаянии объявила, что не смогу быть журналистом: ошибки делаю иногда в словах. Она заметила, что грамотность для нашей профессии очень важна, но не она – главная определяющая. Главное – любознательность, неуспокоенность, желание помочь людям.

Я закончила школу в маленьком городке Туркмении (там служил отец-военный), поступила в Одесский университет (моя родина) на исторический факультет и с удовольствием проучилась пять лет . Но не смогла без журналистики. Переехала в Саратов, куда перевели моего отца, пришла в областную молодежную газету «Заря молодежи». В советское время в нашем городе было две газеты - официальная «Коммунист» и живая, талантливая молодежка. По заданию редакции написала заметку об энгельсской школе. Ее сразу же взяли без единой поправки. А я удивлялась, что за такое счастье - быть напечатанным в большой газете! - еще и деньги платят.

Как стать главным редактором?

Никогда им не была и не стала бы. Это не мое. Отказывалась от таких должностей несколько раз. Литературным редактором работала – в газете, в журнале, в книжном издательстве. Литературный отвечает за качество публикаций, главный – вообще за все. За лицо газеты, ее уровень, моральную сторону , финансовую и т.д. Это огромная ответственность, он должен быть крупной личностью, хорошим организатором, стратегом прямо.

Куда пойти учиться, чтобы стать журналистом?

Видела очень талантливых журналистов, которые были по образованию химики, историки (сама такая), географы. Главное – дар, желание и работоспособность. Если не получилось с журналистским отделением, не обязательно рваться на общую филологию. Филологи и журналисты – это две разные планеты. Бывали у меня редакторы – чистые филологи, которые пытались расставить мои слова «по местам», как они считали. Получалось чистое занудство и - диктант. У одного такого я забрала свою серию очерков об участниках войны и отнесла в другую газету. Именно за эту серию получила свое первое «Золотое перо» областного конкурса СЖ России. Чтобы нас не называли потом Незнайками, мы должны получать хорошее образование. В журналистике ведь много специализаций. Сгодятся и экономисты, и юристы, и искусствоведы. И еще надо все время заниматься самообразованием. Знать языки (и свой тоже!) – не на уровне ЕГЭ. Общения между людьми и народами сейчас все больше и больше. Законодательство, политическое и экономическое устройство общества, вехи искусства, достижения науки - обо всем желательно иметь представление журналисту.

Чем отличается «желтая» пресса?

Мне кажется, беспардонностью и глухой дремучестью. Лет 10 назад «культурных журналистиков», как нас теперь называют, еще не существовало. Я была главное «ударное звено» в своей газете – кроме кучи текущих материалов, «заказных» в том числе, должна была каждый раз придумать «Гвоздь номера», да еще доказать главному редактору (того недавно посадили в кресло Главного за… успешно проведенную подписную кампанию), что это именно гвоздь. На темы культуры я писала маленькие заметки, то был чисто мой «факультатив». А редактор на летучках (продолжались у нас часа 2-3) ставил мне в пример журналистку из желтой газеты, которая не смогла взять интервью у композитора Николаева, но сдружилась с его портье, проникла в номер столичной поп-звезды, ей даже удалось …понюхать его парфюм. «Хорошо, не грязные носки»,- парировала я. А наш редактор был в восторге от такой оперативности.

Что правильнее: решиться на написание скандального материала или сгладить острые углы? При втором варианте можно себя назвать журналистом?

Почему обязательно скандального? Раньше это называлось – проблемным материалом. Мы, старые журналисты, все же не были просто винтиками в идеологической машине, как принято сейчас считать. Проблемный материал очень серьезно готовился, проверялись все факты, собирались свидетельства обеих сторон (обычно у каждой стороны своя правда). Для этого нужны знания (и психологические тоже!), личное мужество (в газете - твоя подпись, ты отвечаешь головой за каждое свое слово) и – время, чтобы подготовиться как следует. Зачастую его просто не хватает: газета – вечное колесо.

Я уже почти 40 лет в профессии, и должна вам признаться, что с годами смелость убывает вместе со здоровьем и потрепанной нервной системой, хотя опыт и знания растут. Помню те времена, когда за мои критические публикации герои грозились меня убить. А речь в них шла всего лишь о состоянии дел в стройотряде или - на овощной базе.

Иногда углы сглаживаешь из человеческой жалости. Мы не так давно попали в Японию с руководителем-жуликом. Все его подвиги я описала в серии очерков, назвала его должность, но не назвала имя. Знаю его уже 15 лет. Кому надо, тот и так узнал его. Да и не все считают, что я «пожалела». Один мой знакомый режиссер утверждает, что фразой «мелкое, суетливое существо что-то торопливо жевало» я просто сровняла его с землей. Словом можно убить! Это правда. Помните о том мощном оружии, которым мы владеем. И будьте с ним чрезвычайно осторожны.

Какую несет ответственность журналист за недостоверную информацию?

Смотря какая цена вопроса. Если ошибка невелика - неточность в имени или фамилии, названных в тексте, тогда достаточно устного извинения автора или поправки в следующем номере. Но лучше ,дабы не случалось конфузов, еще и еще раз проверить себя, свою запись - перезвонить. Это профессионализм. К сожалению, газета утрачивает эту культурную традицию, и к тому же все чаще оставляет без внимания допущенную неточность.

Когда факты недоказуемые, лучше вообще не упоминать их в статье. На вас могут подать в суд за клевету. Один раз я писала статью, как в школе за медали выпускников с их родителей требовали взятки. Мне рассказала об этом наша сотрудница. А когда статью была готова, она от своих слов отказалась. Я собрала еще несколько фактов, однако никто не хотел свои фамилии увидеть в печати. Статья вышла без фамилий, но с фактами. Тут на газету обрушился тогдашний министр образования: я же тень бросила на всю область! Хотел судиться с газетой. Хорошо, главный редактор сумел его успокоить. Недоговоренность тоже чревата негативом. Это был мне хороший урок.

Сейчас специализация в нашем деле родила целый слой журналистов-судебников. Они берутся разбирать самые запутанные дела, проводят собственные расследования, защищают своих героев в суде. И это правильно. Профессионализм - прежде всего.

Защищены ли журналисты законом?

Есть у нас Закон о печати, но не та у нас пока ситуация в стране, чтобы выполнять все законы, которые мы принимаем. Хорошо, хоть реже теперь происходят «отстрелы» журналистов, которые в 90-е лихие годы катились по стране. Тот, кто идет в эту профессию, должен помнить, что правду мало кто любит, и одно дело – отстаивать своё мнение в частном споре, и совсем другое – выносить его на аудиторию в несколько десятков тысяч людей. Даже если ты абсолютно прав и аргументированно все изложил, не факт, что не найдется тот, кто не опровергнет твое мнение.

Для меня недостижимый идеал - первая моя учительница в журналистике Людмила Леонтьева. Без преувеличения к ней шел в 70-е годы за правдой весь Саратов. Она работала в «Заре молодежи». Потом была собкором всесоюзных газет «Социндустрия», «Московские новости». И сейчас, живя на Кавказе, Людмила издает независимую газету, где отстаивает интересы простых граждан. Больше бы Людмил в нашей профессии!

Это же ответ на вопрос «Журналист должен быть смелым, чтобы говорить правду?». А сами вы как думаете?

Бывает, слышим: «Он(а) продажный журналист». Кто он? По собственной ли воле таковыми становятся?

Разве можно заставить продаться за 30 серебренников? Иуду же не пытали, чтобы он выдал Христа. Один такой был моим приятелем, писал неплохие стихи. Никогда не думала, что он на это способен. Спросил меня об одном знакомом, говорил, что хочет написать статью в защиту его детей (те сидели в тюрьме по ложному обвинению). Я поверила. А потом вышла статья, где он, как мог, топил их отца. Да еще хотел вытащить меня на суд свидетельствовать против этого человека. Я наотрез отказалась, подлеца назвала подлецом. Уже потом я узнала,что за свой печатный поклеп негодяй получил баснословную сумму и сумел квартиру на Волге купить. Тридцати серебренников нынешним иудам явно маловато.

Какие качества надо в себе воспитывать, чтобы стать журналистом?

Зная заранее о том, с каким сильными, изощренными недругами придется иметь дело, какие сложные задачи перед нами будут стоять, мы должны развивать внимание и память, изучать психологию, дипломатию, быть актерами, риторами, исследователями. Наша профессия требует не только много разнообразных знаний, но и умений. Актерские навыки пригодятся, чтобы расположить к себе человека перед интервью или очерком. Есть такие бирюки… Мне говорили про одного зануду, что ничего у меня с ним не выйдет, и … поручили написать о нем разворот. Он сидел в гараже и ругал чиновников, внешнюю политику страны, да и внутреннюю заодно. Я присела рядом и тоже начала ругать. Час ругаем, второй… Незаметно перевожу тему на него, любимого. Он рассказывал о себе три часа! Я уже не знала, как и остановить этот поток.

Люди вообще многое нам рассказывают, часто откровенничают. Нельзя обмануть их доверие! Пообещать, что не напишешь о чем-то, а потом все вывалить в прессу. Если мы не считаем себя папарацци, мера должна быть и в нашей откровенности. Второй раз тебе уже не поверят и ничего не расскажут. Добрая слава лежит, а дурная побежит за тобой – не отвяжешься. В публичной профессии это особенно явно.

Журналист - в какой-то степени и ученый, исследователь, который, идя на задание, изучает источники, читает заранее по нужной теме, собирает факты в беседе с героем и логически выстраивает в материале. Причем, умение отобрать факты из груды добытой информации (мы знаем больше о предмете, чем пишем) ценится не меньше, чем талант накопать их. А изложить так, чтобы было интересно читать – это уже писательский дар. Поставьте себе за правило: нет неинтересных тем. Сами увлечетесь и читателя за собой увлечете.

Наверняка я что-то забыла. Профессия журналиста тем и хороша, что включает в себя многие и многие другие. Как писал Чапек, после нее любая другая покажется пресной.

Очень важное качество – железная обязательность. В знаменитой песенке нет никакого преувеличения: «жив ты или помер, материалы в номер должен передать». Читателя совершенно не интересует, что ты вчера болел или был, не дай Бог, не в духе. Газета не может выйти с дыркой, «даже если всю редакцию внезапно свалит грипп». Я всегда билась за не очень одаренных, но обязательных учеников, и легко расставалась с талантами, которые «забывали» написать вовремя статью. Раз, другой… А в нашем деле это самоприговор.

Какая зарплата у журналистов?

К сожалению, у меня она высокая никогда не была, при всех моих дипломах и «Золотых перьях». Даже гонорары, которые я получаю от Российского театрального журнала, как театральный обозреватель по Саратовской области, мизерны по московским расценкам. Считаю это своим недостатком: нас воспитали, что деньги - это презренный металл.

По вашему мнению, будущее за печатными СМИ или электронными?

Хотелось бы, чтобы и газеты остались. Но пока семимильными шагами наступают электронные издания. Я и сама перешла на издание такого журнала. Удобно - не требует больших штатов, финансовых затрат. Доступно большему кругу людей, причем людей молодых. Хотя – шуршание утренней газеты за чашечкой кофе, запах свежей краски – что может их заменить?

Правда, что к журналистам обращаются зачастую без отчеств? Почему?

Есть у нас такая газета, где авторы указаны с отчествами. Это уважительно, но выглядит весьма архаично. Журналист – творческая личность, а в мире творчества принято только имя - так, как мы и подписываемся. Вы помните, какое было отчество у Бородина, Гончарова, Серова? Но то, что первый написал оперу «Князь Игорь», второй – роман «Обломов», третий – портрет «Девочки с персиками», надеюсь, все помнят.

На какие темы интереснее писать больше?

Всегда было интересно писать о людях. От них сильно устаешь, но от них же набираешься разной информации, знаний, «ума», наконец. Когда еще живы были многие фронтовики и они были в расцвете, я много писала очерков о них. Они рассказывали правду о войне - жесткую, без прикрас, не как порой на встречах со школьниками. Сколько встречала я живых Теркиных – неунывающих, веселых, смекалистых!

В 90-х годах, когда рушился старый мир и создавался новый, многие люди искусства оказались в нищете и забвении. Я написала о них серию очерков: как не открылся в городе уникальный музей, как отобрали мастерскую у самого талантливого скульптора Саратова, как пьяница терроризировал старого художника. Не могу похвастать, что все волшебно менялось после моих статей. Но НЕ МОЛЧАТЬ о тех несправедливостях, что творятся кругом - тоже поступок. Тем более, когда не молчишь в газете. Заниматься этим было очень важно для меня. Интересно? Здесь не совсем точное слово. За очерки этой серии получила второе свое «Золотое перо».

Только 10 лет назад пришла к самой своей любимой проблематике - культуре. И к театру. Потихоньку писала рецензии всю жизнь, но даже не мечтала, что их будет публиковать Всероссийский театральный журнал для профессионалов. Это еще раз доказывает мысль Мориса Бежара, что в жизни никогда ничего не поздно. И ничего нет невозможного. Дерзайте!

Если после моих ответов вы еще не расхотели быть журналистом, то…вы им непременно будете.

С уважением, Ирина Крайнова

От редактора:

В августе 2012 года Ирина Викторовна Крайнова вошла в число победителей Первого Международного литературного конкурса «Есть город, который я вижу во сне…». Более подробную информацию о конкурсе вы можете прочитать на нашем сайтеРассказ«ДЕНЬ ДОЖДЯ», », принесший победу в конкурсе нашей коллеге, размещен в разделе «Книжная полка». В ноябре 2013 года прошла презентация книги Ирины Викторовны «Одесские каникулы». Об этом читайте в статье Елены Маркеловой «Ша! Говорит Одесса!»,также размещенной в разделе «Книжная полка».

Всех юнкоров, кому интересно следить за культурной жизнью Саратова, приглашаем посетить онлайн-журнал «САРЫТАУН.АРТ» выпускаемый Ириной Викторовной. В нём каждый день размещаются статьи и рецензии о художниках, музыкантах, актерах города.

Справка:

Ирина Викторовна Крайнова родилась в городе Одессе. В 1974 году окончила Одесский университет - истфак. Получила при СГУ и Радищевском музее искусствоведческое образование в 1979 году. Ирина Викторовна- ведущий журналист области, специализирующийся на темах культурной жизни, лауреат девяти творческих журналистских конкурсов (городских, областных, межрегионального Саратов – Петербург), дважды «Золотое перо» губернии, лауреат Губернаторской премии, лауреат Международного литературного конкурса «Есть город, который мне снится во сне», член Союза журналистов России и член Союза театральных деятелей России, театральный обозреватель журнала СТД России. Публиковалась более чем в 60-ти газетах и журналах Саратова, Одессы, Москвы, других городов. Самым главным званием считает свою профессию – журналист.

Уважаемый друзья!

"Присылайте свои материалы, вопросы с пожеланиями кто мог бы на них ответить по адресу: E-mail: zlatln@mail.ru и следите за публикациями".



Главная | Новости | Правовое поле | Этическое поле | Переписка | Книжная полка | "Серебряное перо губернии" | Фотогалерея | О Нас | Контакты |
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика