Меню

Главная

Новости

Правовое поле

Этическое поле

Переписка

Книжная полка

"Серебряное перо губернии"

Фотогалерея





Погода в Саратове
Яндекс.Погода
Наши друзья

Саратовское региональное отделение "Союза журналистов России"


Наши друзья

Cоюз журналистов России


Наши друзья

Информационный портал для молодых журналистов


Наши друзья

Литературный интернет-журнал "Начинающий писатель".


Номинация «Мир глазами детей»

Участвуйте в областном конкурсе юных журналистов

«Серебряное перо Губернии»

Учредителями Конкурса являются Министерство образования Саратовской области и Государственное бюджетное образовательное учреждение Саратовской области дополнительного образования детей «Областной центр дополнительного образования для детей «Поиск».

Конкурс проводится совместно с Саратовским региональным отделением общероссийской общественной организации «Союз журналистов России» - при участии Института филологии и журналистики СГУ, при поддержке Министерства информации и печати Саратовской области.

Мои истоки - село Мордово

Елена Лаврова, ученица МБОУ ДОД «Дом детского творчества» г. Красноармейск Саратовской обл., Детская районная газета «Новая волна»

В Красноармейском районе Саратовской области между двух высоких гор, между двух больших оврагов, Толпегиным и Емельяновым, по дну которых текут маленькие речушки, на правом берегу Волги, на небольшом плоскогорье располагается село Мордово.

Было основано мордовскими поселенцами в середине XVII века, примерно в 1670 году до революции село с населением около 2500 человек относилось к Ахматской волос-ти Камышинского уезда Саратовской губернии.

Много событий было в жизни села за 350 лет. Но мало сведений можно найти об этом. Я часто бываю в этом селе. Скучное. Серое.

Но мне повезло, что моя бабушка Варзина (в девичестве) Антонина Александровна родилась и жила в селе с 1943 года. О жизни села она слышала от своей бабушки и роди-телей. А изменения, которые проходили в 50-е годы, она помнит до сих пор.

Однажды я спросила бабушку: «Как ты росла в таком селе?» В ответ я услышала очень интересную информацию.

До 1957 года село состояло из четырех частей: основного села и трех заречинских. Дома в селе в основном все старинные деревянные. Много окон. И крыша с домиками.

Основное село сохранилось от въезда до церкви. Из-за строительства Волгоградского водохранилища в 1957 г. уровень воды в Волге поднялся, стало происходить обрушивание гор - оползни. В 1957 году жители были выселены в связи с опасением, что с основанием водохранилища в районе Волгограда Волга разольется и затопит полсела.

Часть села от церкви до Волги в течение 10-15 лет обвалилась в Волгу. Высокая бе-локаменная церковь во имя святого великомученика Димитрия Солунского стояла почти в середине села с 1844 года. Церковь была огорожена кованым забором, на столбиках бы-ли шары разных цветов: синие, желтые, зеленые. Всю территорию покрывала зеленая травка. Сама церковь была белая, с позолоченными куполами. Крест был большой. На вы-сокой колокольне был большой колокол и несколько маленьких. На территории находи-лась часовенка ближе к Волге. Всех служителей церкви хоронили здесь же. В 1937 цер-ковь закрыли. Когда снимали колокол, отвалился кусок от удара об землю. Сейчас цер-ковь разрушена и стоит на круче у самой Волги.

Недалеко от церкви стояла до 1980г. высокая деревянная пожарная каланча,на которой ежесуточно шло дежурство. Все жители по очереди должны были отдежурить сутки. Под каланчой был деревянный сарай с лошадьми и бочками с водой. Так оберегали село от пожаров, потому что были деревянные дома и топились дровами.

В селе после революции был организован колхоз имени Михаила Ивановича Калинина, в 1960г. стал совхозом «Сосновским». Напротив церкви был сельсовет. Сейчас этого дома нет. Председателем в середине 40-х годов был Старцев. Его зарезал пришлый человек за то, что просил, да не получил свидетельство о рождении. Председателю около сельсовета был сооружен памятник: плита со звездой. В 50-е годы школьники с флажками и сельчане ходили к памятнику на парад в праздники 1 Мая, Октябрьская. Позже этот памятник пе-ренесли на территорию школьного двора. Каменное одноэтажное длинное здание шко-лы-семилетки сохранилось. Сейчас это средняя школа.

За церковью, ближе к Волге, был большой конный двор, и все работы выполнялись на лошадях: косили, сеяли, возили. Сейчас этого места нет. На другом конце села были ко-ровник и свинарник, птичник и крольчатник. Место сохранилось. Но остался только загон для свиней.

Была «Барская заречка». Название оттого, что в этом месте был «барский дом». Люди работали в старинном каменном особняке, оставшимся от дворян Татариновых и Всево-ложских, потомков Петра Обольянинова-генерал-прокурора Святейшего Синода при Пав-ле I , который и отписал Мордово в 1797 году ему в собственность.

«Барская заречка» соединялась с основным селом большим широким деревянным мос-том, по которому ездили обозы с сеном и дровами. Дорога вела к речному вокзалу, пред-приятию «Утиль», Детскому саду, больнице. В «Барской заречке» было около шестиде-сяти домов.

Женщины работали на предприятии «Утиль», где из отходов фабрики имени Клары Цеткин вязались дорожки-половики. В живописном месте, в садах у речки, был детский садик, куда ходили все послевоенные ребятишки. Сейчас это здание разрушено. Место непроходимое.

Метрах в трехстах от Волги у пристани стояло большое деревянное здание речного во-кзала, выкрашенное в голубой цвет. В селе приставал пассажирский пароход «Чехов», гу-док которого знали все от мала до велика. Каждый день в сезон женщины возили в Сара-тов на базар овощи и фрукты, щедрый урожай которых давала плодородная земля в ни-зинках речушек. До 1957 года все сады и огороды были в этих низинках. Яблони и груши были возовыми, то есть урожай с них был настолько большой, что грузили корзины воза-ми. Когда уровень воды в 1957 г.в Волге поднялся, произошло заиливание речушек, ого-роды и сады забросили. Сейчас эти места непроходимы, заболочены.

Была «Терехина заречка», где было домов сорок. Дома в Заречье тянулись одной улицей. В этом районе была и существует достопримечательность-это Гремучий родник под горой. Из недр горы раньше била сильная струя воды. Струю забрали в желоб, который был направлен в большие чаны-колоды трех метров длиной и более метра шириной и глубиной. К чанам гоняли на водопой колхозное стадо. Вода была очень студеной. Родник поил все село. Сейчас струя его намного меньше и слабее растекается по заросшей ка-мышом местности. Некоторые жители села ухаживают за родником: сделали крышу, очи-стили место. Можно набирать воду в емкости. В 60-е годы все поймы речек, где некогда были благоухающие сады и ухоженные огороды заросли ветлами и камышом. Некогда журчащие по белым камешкам речки превратились в непроходимые болота, потому что Волга поднялась и стала выше речек. Люди переехали.

Была «Мертвая заречка», которая находилась справа от церкви на буграх и название свое получила оттого, что над ней на горе кладбище, которое и по сей день там. По дороге от церкви через мост над речушкой можно было попасть в то место, где был Маяк, дома (около сорока) стояли одной улицей и несколько около Маяка. Огороды и сады были в ни-зинке у речки на плодородных землях. Все изменилось в 1957г.

Эти три «заречки» прекратили свое существование, так как людей выселили. За 10-15 лет места изменились и приобрели тот вид, который можно наблюдать сейчас.

В 40-60 года в селе было очень много лодок, почти у каждого хозяина. Волга кормила людей рыбой. На островах среди Волги было много грибов. Грузди и «опенки» заволж-ские не сравнить с лесными. Они были душистее и вкуснее. Также на островах росли от-менные арбузы. Был хороший урожай картошки и сенокос. Все острова ушли под воду, когда было построено водохранилище. И канула в вечность пол села. Зато в оставшиеся дома провели электричество, запело радио.

После войны (1941-1945 гг.) люди в селе жили дружно, соседи помогали друг другу: кому баньку обновить, кому сарай. Замки на дома не вешали. Если хозяев дома не было, то на воротах был крючочек или просто торчала в петельке палочка. Никто в дом не зайдет, ес-ли нет хозяев. Воровства в селе не было. Все друг о друге все знали, и казалось, что село-это одна большая семья. Люди часто общались после трудового дня, окончив домашние дела, собирались на посиделки у кого-нибудь. Пели песни, вели неторопливые беседы, вязали, грызли семечки, сучили пряжу… Ребятишек брали с собой. У них начиналась ве-селая возня на печи или полатях.

Кроме рабочих будней в селе было много праздников, которые проводились по ста-ринным обычаям. Например, проводы русской зимы -«Масленица»- проводилась очень весело. Десятки лошадей запрягались в сани. Лошадей украшали разноцветными лентами. Люди с песнями под гармонь катались по селу весь день, и стар и млад. Пекли блины, хо-дили друг к другу в гости семьями.

У молодежи были свои праздники: Кузинка зимой, Жаворонки весной, Троица, Иван Купала летом, колядки.

На «Жаворонки», или встреча весны, детям пекли птиц из теста. С этой птицей надо было залезть на самое высокое место во дворе и петь песню:

Жаворонки прилетите,

Тепло - лето принесите,

А зиму-то унесите.

Нам зима-то надоела.

Всю соломушку поела.

Жеребеночек – стригун

Через борону прыгнул….

После песенок дети хвалились, чья птица лучше, красивее. И есть их было жалко.

Праздник «Троица» отмечался летом в июне. До «Троицы» не положено было рвать цветы в полях и косить сено. Почему-то «Троица» считалась девичьим праздником. Девушки «сцепались». «Сцепаться» означало устраивать чаепитие вскладчину у одной из подруг. Все дома в этот день были украшены ветками клена, который цвел в это время красными сережками. Ветки втыкались над воротами и в ставни окон, село расцветало. В домах на подоконники клали пучки богородской травы душицы, всюду стояли букеты цветов. Девушки плели венки, одевали на плечи старинные полушалки и, попив чаю, шли по селу на яр. Яр - это крутой обрыв кручи над Волгой. Шли девушки с песней:

Э-эй, валузья, э-эй, валузья,

Во лузях зеленых, лузях волузях

Выросла, выросла,

Вырастала трава шелкова.

Расцвели, расцвели,

Расцвели цветы лазоревые.

Пронесли, пронесли,

Пронесли духи малиновые.

Той травой, той травой,

Уж я той травой выкормлю коня.

Снаряжу, снаряжу,

Снаряжу коня в золоту узду.

Поведу коня. Поведу коня,

Поведу я коня к батюшке.

Уж ты, батюшка, уж ты, батюшка.

Уж ты, батюшка, родимый мой,

Ты прими, ты прими,

Ты прими -ка слово ласковое.

Возлюби, возлюби,

Возлюби слово приветливое.

Не отдай меня, не отдай меня,

Не отдай меня за старого замуж.

Уж я старого, уж я старого,

Уж я старого -то насмерть не люблю.

Я со старым-то, я со старым-то,

Я со старым-то гулять не пойду.

Ты отдай меня, ты отдай меня,

Ты отдай меня за ровнюшку.

Уж я ровнюшку, уж я ровнюшку,

Уж я ровнюшку до смерти полюблю.

Я со ровнюшкой, я со ровнюшкой,

Я со ровнюшкой гулять пойду.

Бросали венки в воду и смотрели, чей венок поплывет быстрее, та раньше выйдет замуж, чей утонет- жди беды или погибели. Потом начиналось катание на лодках под гормошку да песни. Все парни ждали девушек на лодках, тоже украшенных ветками клена и цвета-ми. Усаживалось по нескольку человек, смеялись, пели, чья лодка самая голосистая. «Это заречинские поют»,- определяли старики. Если парень начнет провожать девушку не из своей «заречки» - жди кулачных боев.

Были церковные праздники. Это Рождество и Пасха. Дети в такие дни ходили по домам, пели хвалебные песни Господу и получали за это сладости. Ходить надо было рано утром по-темному, поэтому собирались группами и ночевали в одном доме у подруги или друга, чтобы пораньше встать и не страшно всем вместе было ходить.

Особенно интересно и своеобразно проводились сватовство и свадьбы. Целую неделю перед свадьбой у невесты в доме были посиделки молодежи. В доме вывешивалось по стенам приданое невесты на всеобщее обозрение. Это и вышитые полотенца, и вязаные скатерти, и выбитые занавески и наволочки. Так невеста хвалилась своим рукоделием.

По- особому, не как в других селах, проводился обряд проводов ребят в армию. За не-сколько дней до проводов ребят брили наголо и с этого дня называли рекрутами. Родители накрывали стол, гуляла родня, товарищи и девушки. Каждая девушка дарила рекруту но-совой платок, вышитый своими руками. Платков набиралось много. Их связывали за уголки, получались гирлянды. Всю ночь пели, танцевали. Утром шли по селу за околицу, где ждала рекрутов машина от военкомата. Шли с песнями, махали в такт гирляндами из платочков. А песни были особенные по такому случаю:

1.Стели мать постелюшку

Последнюю неделюшку.

А на той неделе, мать,

На казенной буду спать.

2.Вышел мальчик из приемной

Кричит: «Батюшки мои!

Были русые кудерушки,

А теперя где они?»

3.Некрута вы, некрута!

Вам дорожка не туда.

Вам дорожка в три аршина.

По ней бегает машина.

4. Некрута-некрутики,

Ломали в поле прутики.

Наломали прутиков.

Провожать некрутиков.

5.Троица, троица.

Земля травой покроется.

Милый с армии придет.

Сердце успокоится.

Рекрут, идя по улице с товарищами, периодически бросал в толпу ребятишек горсти кон-фет. Ребятишки с визгом собирали их. Было голодное послевоенное время, и дети сладо-стей не видели. Все, кто мог поместиться в грузовую машину ехали с рекрутами в город до военкомата. Девушки около военкомата пели, плясали, махали платочками. Ни одно село так не провожало своих парней в армию, как Мордово.

Эти обряды 20-50-х годов, когда в селе не было света, радио, и люди жили самобытно, развлекали себя сами.

Люди старшего поколения (им по 70-75 лет) с особенным сожалением вспоминают свою прежнюю Волгу, которая была не такой широкой, а текла быстро, 9 км. в час. Вода была чистой, и ее пили. Было много хорошей рыбы: стерляди и осетра, чем и прославился край. Острова кормили людей. А чистейший прибрежный песок согревал не одно по-коление купающихся.

К 70-м годам вид села приобрел ту форму, которую можно видеть сейчас. Исчезла часть села за церковью ближе к Волге. Заброшены три «заречки». Места болотные. Через «Барскую заречку» пролегла дорога на дачи. Нет барского дома, речного вокзала, Маяка, здания «Утиль», мостов, пожарной каланчи. Церковь разрушена.

Другим я увидела село Мордово. Интересная жизнь была у сельчан. Яркая. Самобытная. Пусть мы не вернем то время и те улицы, но мы должны знать и помнить прошлое своего края. Человек, знающий историю места, где он живет, будет более уважительно относиться к этому месту.

Елена Лаврова



Главная | Новости | Правовое поле | Этическое поле | Переписка | Книжная полка | "Серебряное перо губернии" | Фотогалерея | О Нас | Контакты |
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика